Библия для тебя
 home | news | Библия | cd-Раймер | site-Map разделы: Исследования Писаний | Евангелистам | На свободу!  
HA САЙТE В ИНТЕРНЕТЕ
    Вера Льва Толстого
Заметки про 'ИСПОВЕДЬ' и 'В ЧЕМ МОЯ ВЕРА'
УКР. мова
Без всякого преувеличения можно сказать, что подлинные религиозные взгляды Льва Толстого читателям его многочисленных произведений были и остаются неизвестны. И хотя литературоведы и исследователи его творчества, а также богословы и мыслители писали о них, круг этих людей все же достаточно узок и замкнут.
   Вышедшая в 1991 г в России одним томом 'Исповедь' и 'В чем моя вера' несколько проливает свет на веру Толстого, однако тираж книги в 70 тыс. ничтожно мал по сравнению с тиражами его произведений. Это огорчает и побуждает возвратиться к освещению вопроса, к замалчиванию которого в свое время приложила руку как бывшая во времена Толстого государственной православная церковь, так и сменившая ее советская цензура.

Предисловие к книге написано православным протоиереем Александром Мень - человеком одиозным даже по православным меркам. Так, профессор московской духовной академии А. Осипов отмечает его приверженность некоторым теософским взглядам. В статьях А. Мень мы встречаем слово "природа" с большой буквы. В книге Сын Человеческий обнаруживаем авторские рассуждения о происхождении религии, которые ничуть не отличаются от материалистической версии. Нам сложно назвать такого человека доверяющим Библии христианином, тем более возрожденным Духом Святым (1Пет.1.23). Поэтому и трудно согласиться с его оценками религиозных взглядов Льва Толстого.

Еще один апологет православия, мыслитель Н. Бердяев, считал, что Толстой "был чужд религии Христа". Такое мнение Н. Бердяева нам кажется не соответствующим действительности, ибо исходит из предположения, что только православие и есть вера истинная. Упомянутый выше проф. А. Осипов в своих лекциях называет христианством только православие. Такое мнение можно прокомментировать лишь известными из Евангелия от Луки словами молитвы: "Благодарю Тебя, Господи, что я не таков, как прочие" (Лк.18.11). Толстой же в "Исповеди" очень верно заметил, что "исторические доказательства, подгибаемые каждым исповеданием в свою сторону, не достаточны" (стр.106).

К слову, о высказывании Н. Бердяева. Христос никогда не был ни основателем собственной религии, ни даже религиозным вождем в том смысле, какой вкладывает в него мировая история. Иисус из Назарета стал обетованным в Ветхом Завете Мессией, хотя еврейский народ и его вожди не узнали Его и распяли за богохульство. Христос стал заместительной и совершенной жертвой, действительно могущей удовлетворить Божий Суд. Он умер на кресте и воскрес, затем публично вознесся на небеса. Но ни один основатель ни одной религии в мире не похож на Христа. Н.Бердяев не прав: религии Христа не существует.

О самом же Толстом Л. Н. и о его вере писали многие. Это был человек, которому Бог даровал незаурядный ум, и способность видеть окружающий мир глазами внимательного художника. Он описал исторические события целой эпохи, поступки и чувства современников и лиц исторических. Однако он не видел и не знал владеющих и движущих своими персонажами глубинных мотивов, вытекающих из их личных верований. Следовательно, в его творчестве отсутствует важная духовная реальность, которую в своих основных произведениях он серьезно не затрагивал и не исследовал. И зачастую напускал туману там, где имеется ясный и правдивый ответ из Библии, - не зная его. (Не зря атеистическая власть так благоволила к Толстому, печатая его произведения значительными тиражами.) В "Исповеди" Толстой искренне написал о своих побуждениях и об отношении к своему собственному творчеству следующее:

"Я стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости... Надо было скрывать хорошее и выказывать дурное. Я так и делал... Меня хвалили... Я, художник, поэт, - писал, учил, сам не зная чему. Мне за это платили деньги" - (с.36-37).

После своего искреннего обращения к Богу, о чем Толстой пишет в "Исповеди", он пытался идти за Христом путем православным. Но очень скоро обнаружил его недостатки. Незаурядным, уже просветленным Евангелием умом, очень быстро увидел он пустую обрядовость и многочисленные условности этого пути - вместо евангельской простоты. В этом его духовный опыт перекликается с опытом многих возрожденных протестантов. В "Исповеди" мы встречаем его признание: "В это время я сближался с верующими разных исповеданий ... И много встречал из них людей нравственно высоких и истинно верующих. Я желал бы быть братом этих людей" - (с.104). Неизвестно, какие обстоятельства помешали ему влиться в зарождавшееся в те годы в Петербурге евангельское движение среди аристократов (С. Ливен, граф Бобринской, Гагарина, И. Каргель).

C высоты своего общественного положения Толстой начинает указывать на эти недостатки православия. Его критика в чем-то перекликается с тезисами Мартина Лютера. Но православная церковь очень быстро ополчилась против него, как в свое время католическая - против Лютера. (Как прав был Лютер, за много лет до этого события назвав православие тем же католичеством, но без папы!) И православной церковью было приложено немало усилий для создания в обществе, и у своих верующих образа графа-отступника, анафемствованного "за нецерковные взгляды и высказывания".

Сменившая в государстве православную религию советская идеология, в свою очередь, сделала из Льва Толстого образ графа, "прозревшего" в социальном плане, ходившего в лаптях на сенокос, открывшего школу для крестьянских детей и обличавшего православное духовенство и знать. Некоторые высказывания Толстого использовались атеистами для борьбы с "опиумом для народа", как они называли религию. Его же собственные взгляды на вопросы веры долгое время скрывались от его читателей, хотя по разным мотивам.

"В чем моя вера" заканчивается изложением Толстым своего видения церкви. "Но церковь [он не имеет в виду православную] составленная из людей не обещаниями, не помазанием, а делами истины и блага, соединенными воедино, - эта церковь всегда жила и будет жить. Церковь эта, как прежде, так и теперь, составляется не из людей, взывающих: Господи! Господи! И творящих беззаконие (Мф.12:21-22), но из людей, слушающих слова, и исполняющих их… Люди этой церкви не могут не исполнять этих заповедей и не учить других исполнению их".

Такое понимание церкви близко к пониманию протестантов о невидимой вселенской церкви, состоящей из уверовавших и возрожденных душ, искупленных и прощенных Христом, имеющих в себе ясное свидетельство Духа Святого (1Иоан.5:10). [Последнее вызывает особое возмущение православных верующих: как можно знать об этом?]. Вселенской церкви, имеющей свое представительство в поместных церквях (общинах, собраниях верующих), состоящих как из возрожденных, так и невозрожденных, еще ищущих спасения душ. А также из везде-сущих фарисеев.

О богословских взглядах Льва Толстого судить сложно. Не всякий христианин, даже переживший духовное возрождение, способен сформулировать и последовательно изложить свои взгляды на бумаге. Толстой также не смог. В чем моя вера - это не религиозное кредо, не личный катехизис, а, скорее всего, самоанализ, путь духовных поисков незаурядного мятущегося ума, никогда не умевшего кратко излагать свои мысли. (Живи он в наш стремительный век Интернета, ему не грозило бы такое внимание современников).

Еще раз подчеркнем: религиозное кредо Толстого, его личный "символ веры", так и не был сформулирован им окончательно. На момент написания "В чем моя вера" это были, без сомнения, подлинные его мысли и взгляды. Однако жизнь продолжалась, и до самой своей кончины Толстой занимался богоискательством. Он почему-то не упоминает в этих книгах о своем "духовнике", который, по некоторым свидетельствам, у него был. Если "Исповедь" - это его путь к Богу, то "В чем моя вера" - дальнейший поиск ответов на практические вопросы, как жить по-новому. Поиск самостоятельный, без посредников, поиск так и не завершенный. Толстой пошел за Христом непростым и непонятным для его современников путем. Но это был его путь, и, нам хочется верить, он нашел для себя истинную и спасающую веру. Хотя самовольно взятая в молодости на себя роль учителя народа всю жизнь довлела над ним. Он жил на виду у общества, своих читателей и почитателей. Свои взгляды и сомнения излагал публично. "Не может укрыться город, стоящий на верху горы"- читаем мы слова Христа в Евангелии (Мф.5:14). В этом состояла сложность его положения.

Среди высказанных им мыслей мы встречаем много здравых суждений, с которыми можно согласиться, и, безусловно, встречаем ошибочные высказывания. Следует ли судить его за это? "Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его" (Рим.14:4)

Однако из "Исповеди" становится несомненным тот факт, что Толстой пришел к личной вере в Бога. Он пришел к ней таким же путем, который известен множеству возрожденных христиан до-, и после него. В своих поисках христианского пути он был искренен. Но в своем богословии, так и в практической жизни был не совершен. Не имел, что немаловажно, общения и поддержки единоверцев.

Но Толстой не отрекся от Христа, не смотря ни на какие сложные обстоятельства его последующего пути. А Христос сказал: "Итак, всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф.10:32-33).


* Употребляя здесь термин "православие", следует помнить, что как такового, завершенного православного богословия не существует:
а) Православие не готово признать своим окончательным авторитетом Библию (как сделали это Лютер и его последователи - Sola Scriptura).
б) Православие до сих пор не определилось с границей чтимого ими наравне с Библией предания - что есть "согласие отцов" и где оно кончается.


17 октября 2006 г



КОММЕНТАРИИ ДОБАВИТЬ СВОЙ
Варсолофий:
"Хотя он и Лев был, но не смог разорвать той цепи, которой сковал его сатана". (В 1910 г. преподобный оптинский старец Варсолофий ездил на станцию Астапово для напутствия умиравшего Л.Н. Толстого. Вернувшись в монастырь, он и сказал братии эти слова.)
BV:
Скорее всего, Варсолофий был представителем того самого православия, которое обличал Толстой, будучи "во здравии". Вряд ли он мог перечеркнуть свои убеждения и на смертном одре.
Сегодня многие протестанты не считают православные догмы и предания за истинное учение. Их тоже "сатана сковал"?
Дмитрий Смирнов:
При всём моём уважении к великим творческим заслугам Льва Николаевича, его книга «В чём моя вера», к которой он приложил столько писательского и исследовательского труда, пожалуй, самое лукавое и бездуховное произведение, которое писатель написал за всю свою жизнь.
Аминь. (читать весь текст Д.С.)

Поисковые запросы в 2015 г:

где находится Богряст фотоВолодимир Великийтюльпан ШренкаБиблия бесплатно Украинасон траваРаав Библиястарые христианские песнигвоздика бузькаконец света по Библиизаказать Библию бесплатноБиблия о смертигомеопатия и христианствоБиблия скачатьВалаам пророк

Поисковые запросы 2011 г:

смысл жизнилетние христианские лагеряМигіяПівденний БугадвентистыГранітно-степове Побужжясвидетели иеговымытарстваЧернобыльРаймер mp3

http://www.Bible-For-You.org/Propovedn/tolstoj-v.php
Вверх Вернуться Написать Новости сайта Главная

Ad majorem Dei gloriam!